История жизни длиною в сто лет

Если собрать все публикации, в которых гомельские издания писали о Владимире Табанькове, получится целая книга. Да и как может быть по-другому, если за свои 100 лет жизни он прошел войну, восстановление родного Гомеля и почти полувековую работу в железнодорожном депо… А еще на его глазах выбирал профессию внук – талантливый хирург, главный врач Чечерской районной больницы Андрей Табаньков.

Выжил… и до 100 лет нужно дожить

В далеком 1919 году политическая и общественная жизнь на белорусской земле кипела: в январе в Смоленске был провозглашен Манифест об образовании БССР, через месяц в Минске приняли Конституцию новой страны, а 24 августа в Гомеле на улице Полесской родился Владимир Табаньков.

– Это был голодный год, – рассказывает Владимир Андреевич. – Мать говорила, что есть было нечего, поэтому я такой дробный вырос. Однако выжил, и до 100 лет нужно дожить. Мама была домохозяйка, до Октябрьской революции пела в Никольской церкви. Отец окончил техническое железнодорожное училище и работал машинистом паровозов. Дедушка тоже был железнодорожником.

В семье хранится фотография 1924 года, на которой запечатлена семья дедушки. Перед объективом фотокамеры 11 человек. Среди них и отец нашего героя. Владимир Андреевич отмечает, что никто из родных до его возраста не дожил.

Детство Владимира Табанькова прошло в Гомеле. Здесь он учился в школе. А когда пришло время выбирать профессию, решил, что в родном городе подходящих учебных заведений для него нет, поэтому вместе с товарищами поехал покорять Брянск. И не ошибся. Да и могло ли быть иначе, когда впереди ждала интересная жизнь и желанная профессия. Вот только история распорядилась подругому: вместо первого рабочего места Владимир отправился в армию. Шел 1941 год…

Набрали воды из Балтийского моря

Сначала учеба в артиллерийском училище, после служба на фронтах Великой Отечественной. Впервые участие в боевых действиях он принял в1943 году в сражении под знаменитой Прохоровкой на Курской дуге.

– На войне всякое было, – рассказывает Владимир Табаньков. – Под Прохоровкой метрах в 3 от окопа упала бомба. Меня засыпало землей и оглушило. Откопали солдаты. После этого 4 недели ничего не слышал и неделю лежал в госпитале.

Еще один случай произошел позже около Вильнюса. Тогда солдаты временно держали оборону в окопе. Рядом с Табаньковым сидел командир батареи. Со стороны врага прилетел снаряд, зацепился за сосну, взорвался, и осколок попал прямо в висок товарища. Смерть была мгновенной и совсем близкой. «Думаю, во время войны я потому еще остался жив, – рассуждает Владимир Андреевич, – что, когда стали освобождать СССР, наша армия шла только в наступление. В части, где я служил, отступать и попадать в окружение не приходилось».

За плечами Владимира Табанькова и легендарная операция Багратион, в результате которой советская армия освободила всю территорию Беларуси, часть Прибалтики и восточные районы Польши. Владимир Андреевич не только отлично помнит, когда начиналась наступательная кампания – 23 июля 44-го, но и отмечает, что как раз в августе она заканчивалась: «Мы тогда вышли на берег Балтийского моря и символически набрали воды».

На этом его военный путь не закончился. После было освобождение Будапешта, Венгрии, Вены и Чехословакии. И, конечно же, награды. Среди них медаль «За взятие Вены», два ордена Красной Звезды и два Отечественной войны.

Демобилизовался Владимир Табаньков в 1946 году. Вспоминает, что из армии его сразу не отпустили, даже предложили пойти учиться в академию и продолжать карьеру военного. Вот только он видел свое будущее другим: хотелось вернуться к семье в родной город и строить новую мирную жизнь. Как раз в это время вышел приказ Сталина отпустить офицеров – специалистов народного хозяйства. Владимир Андреевич решил не терять времени и написал письмо в институт, чтобы выслали диплом. Ответа долго ждать не пришлось, и в Иваново, куда в то время фронтовые дороги забросили Владимира, пришел нужный документ. Так закончился военный путь капитана артиллерии.

На свадьбе было две селедки и винегрет

Рождение новой мирной эпохи совпало для Владимира Табанькова с рождением семьи. В декабре 1946 года он женился.

– Свадьбы не было, тогда продукты было сложно достать. На праздник пришли мой отец с матерью и родители Нины Ефимовны. На столе две селедки, винегрет и немного хлеба. Его можно было получить только по карточкам, давали по 400 и 800 граммов, смотря кто где работал. Так и отметили.

Познакомились супруги еще задолго до войны: вместе учились в школе. Тогда же парень начал присматриваться к симпатичной однокласснице, позже стал ухаживать. «Я играл в волейбольной команде «Локомотив», – вспоминает Владимир Андреевич, – Мы тренировались на стадионе, а девчата приходили посмотреть. По вечерам сидели вместе, разговаривали, тайком целовались».

Однако в 1937-м их пути разошлись. Это был год, когда молодые люди окончили школу и стали выбирать профессию. Нина решила поступать в гомельский пединститут, а Владимир поехал в Брянск. Во время войны Нина Ефимовна отправилась в эвакуацию в Мордовию. Несмотря на тяжелое время, жизнь продолжалась, и молодой педагог преподавала в школе. Вернулась в родной Гомель уже после освобождения Беларуси. Здесь снова встретила Владимира. Только теперь это был не юноша из волейбольной команды, а герой войны. В браке супруги прожили целую жизнь – 67 лет. Пока смерть не разлучила их.

Потомственный железнодорожник

Все детство Владимира Табанькова было связано с железной дорогой. Еще мальчишкой бегал в депо, где работали отец и дед. А после школы решил продолжить династию и поступил в Брянский институт тяжелого машиностроения. В 1941-м окончил и даже получил направление на первое место работы в Ульяновск, но повестка из военкомата изменила его планы.

– В апреле 1946 года перед демобилизацией я приехал в Гомель в отпуск, – рассказывает наш герой, – город был разрушен. Зашел в депо, и там все в руинах.

Через несколько месяцев, в июле, Владимир Табаньков вернулся в родной город. Его отец тогда продолжал работать на железной дороге. Туда же устроился и Владимир. Сначала чуть меньше года был старшим инженером вагонного участка локомотивного депо. Затем секретарем партийной организации. Через пять лет занял должность старшего, а затем и главного инженера вагонного депо. Однако в этой роли работать пришлось недолго: уже через полгода его назначили начальником. Эту должность и занимал до выхода на пенсию. Но и на заслуженном отдыхе сидеть сложа руки не довелось – еще 20 лет был председателем Совета ветеранов Гомельского вагонного депо. Трудился Владимир Андреевич добросовестно, о чем свидетельствуют множественные благодарности и награды, среди которых знак «Почетный железнодорожник» и орден «Знак почета».

Сейчас Владимир Андреевич, конечно же, не работает. В кругу родных готовится к юбилею. А поздравить родного человека с круглой датой приедут дети, 5 внуков и 8 правнуков.

– Главный секрет долголетия, мне кажется, – делится Владимир Табаньков, – в сбережении нервной системы. Меньше волнений, меньше стрессов – и все будет хорошо. А еще надо любить и уважать людей, с которыми сталкиваешься в жизни. Если мне удавалось кому-то оказать помощь, будь то советом или другими средствами, всегда был очень доволен. Хотя никогда не говорил об этом. Таким всегда был, и сейчас другим не стал.

Наталья РЕБКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика